Нервные клетки восстанавливаются!

Нервные клетки восстанавливаются!Доктор биологических наук Уна Риекстиня проводит исследование, за которое получила награду от компании L'Oreal.

Шестой год подряд три самые перспективные молодые латвийские ученые стали обладательницами национальных стипендий «Женщинам науки» от концерна L'Oreal при поддержке ЮНЕСКО и Академии наук.

По мнению руководства косметического гиганта, именно женщины больше всего нуждаются в поддержке, ведь свой научный путь им надо органично совмещать с семейными обязанностями, что непросто.

За шесть лет существования стипендии ее лауреатки внесли вклад в разработку новых лекарств в области онкологии, неврологии, кардиологии, лечения гепатита B, вируса папилломы, болезни Паркинсона, стрессов, депрессий, борьбы с болью, доставки лекарств в больной орган и ранней диагностики рака.

Дамы занимались разработкой топлива и строительных материалов будущего по революционным нанотехнологиям — дружественным среде и невероятно крепким.

Большинству лауреаток удается сочетать научные поиски со счастливой личной жизнью и эффектной внешностью. К примеру, панковский имидж Инесе Чакстини никак не ассоциируется с образом почтенной дамы науки: красный гребень волос, тату, пирсинг...

Может, именно таким ученым предстоит совершить научную революцию?

Проза жизни фантастических клеток

Стоит ли хранить стволовые клетки в банке или морозильнике? Доверять ли чудодейственным «инъекциям молодости»? Чего ждать от науки?

Доктор биологических наук Уна Риекстиня уже почти четыре года исследует различные свойства стволовых клеток. Научную деятельность она успешно сочетает с обязанностями жены и мамы двух дочек, готовится к рождению третьего ребенка.

...В середине 2000-х Латвию охватила настоящая стволовая лихорадка: косметические клиники рекламировали инъекции стволовых клеток, которые омолодят лицо лет на 10-20 минимум.

Частные банки призывали сдавать им на хранение вытяжку стволовых клеток из пуповины после родов. Процедура дорогостоящая, но если верить рекламе, «это лучший вклад в будущее ребенка». Мол, наука движется семимильными шагами и очень скоро появятся технологии, когда эти магические клетки позволят вылечить любую болезнь и воссоздать любой орган вашего ребенка...

Параллельно появились леденящие кровь публикации о том, что эмбриональные стволовые клетки для косметических целей берут у нерожденных младенцев — после абортов. Что дело это и с этической точки зрения весьма сомнительное, и с результативной под большим вопросом. Ряд организаций потребовали запретить подобные кошмары.

«Суббота» попросила Уну Риекстиню рассказать о том, до чего нынче дошел прогресс — у нас в стране и в мире.

— Начну с очень личного вопроса: как вы решили для себя, сдавать ли на хранение в банк стволовые клетки из пуповины вашего будущего малыша?

— В Латвии действительно есть эта возможность. В роддоме я видела рекламки таких фирм. Услуга стоит около 1000 евро за процедуру получения вытяжки из крови плюс 70 латов за год хранения...

Для себя я пока приняла отрицательное решение. Впрочем, я не стала бы отговаривать тех, кто собирается это сделать.

— Почему?

— Не исключаю, что это вложение на перспективу. Но сегодня список болезней, для лечения которых используются такие клетки, весьма ограничен.

Насчет выращивания новых органов — это пока из области фантастики.

Реально сегодня стволовые клетки используют для лечения рака крови. В некоторых странах даже рекомендуют сохранять стволовые клетки пуповины младенца, если в семье были случаи лейкемии.

НО! Использовать эти клетки для лечения других членов семьи в большинстве случаев невозможно. Например, сестре или брату они подойдут только в 25 процентах случаев. Я читала историю о том, как родители решили специально родить второго ребенка, чтобы его клетками спасти первого, больного лейкемией...

В Латвии процедура хранения стволовых клеток в специальных банках сегодня достаточно популярна. Думаю, это хороший бизнес. Но пока их здесь можно только хранить. У нас нет врачей и больниц, которые смогли бы воспользоваться ими, — придется ехать самим в Скандинавию или Польшу...

Для себя я решила, что если моему ребенку это понадобится — я лучше подберу подходящие клетки в публичных банках других стран. Там каждая пробирка подробно описана, известны все иммунологические характеристики (кому они подойдут, кому нет) клеток в них, а в наших частных банках — нет.

— Знаю, что, не имея денег на частные банки, многие родители просто хранят пуповину своих новорожденных в морозильнике...

— И что они собираются с ней делать? Сразу скажу: стволовые клетки в таких условиях не будут живыми. Их надо держать в жидком азоте, при температуре -180о С. Ведь при температуре выше -40о С происходит разрушение ДНК. Требуется еще добавление специального вещества, которое помогает клеткам пережить перепад температур.

Гормоны, конечно, сохраняются и в морозильнике, но как их использовать? Если делать кремы для личного употребления, надо помнить, что любые ткани считаются источником инфекции, а создать необходимые условия стерильности дома едва ли возможно. Лично я не взяла бы материал от другого организма (даже от своего ребенка) без проверки на инфекцию.

Как-то нам принесли некий крем, в состав которого входит вытяжка из амниотической жидкости (содержимого матки во время беременности) коровы. По обещаниям распространителей, если вмассировать эти клетки в кожу, то она сразу восстановится. Мы ехидно поинтересовались: чью кожу они обещают восстановить — коровы?! Все это похоже на шарлатанство.

— Насколько серьезно стволовыми клетками занимаются в Латвии?

— Есть несколько научных групп, которые разрабатывают различные области. Но информации довольно мало. Год назад профессора Эрглис и Лацис из института кардиологии провели операцию по вживлению в сердце маленькой девочки ее же стволовых клеток из костного мозга. Ее состояние улучшилось. Раньше для лечения пришлось бы пересаживать сердце.

Мне очень понравилось, как профессор Эрглис сказал: «Стволовые клетки — это наш уран, газ и нефть, наше национальное богатство, которым надо уметь воспользоваться...»

— Чем занимается ваша лаборатория биоаналитических методов при ЛУ?

— Мы работаем со стволовыми клетками взрослых — из костного мозга, кожи и жировой ткани. С такими исследованиями этических проблем гораздо меньше, чем при использовании эмбриональных клеток.

— Где вы их берете?

— Мы сотрудничаем с профессором Георгом Янковским, который создал в Латвии прорывный метод лечения — остеорефлексотерапию: людям вводят в костный мозг стерильный физраствор, который помогает решить ряд серьезных проблем — снимает боль, способствует заращиванию сломанных костей и пр.

Метод работает уже около 50 лет, есть несколько патентов. Мы пытаемся найти глубинную причину того, почему он такой действенный. Сделали предположение, что мощный эффект физраствора связан с тем, что он активизирует деятельность стволовых клеток. Сейчас проводим исследования.

Премию L'Oreal я получила за исследование стволовых клеток кожи. Мы их получаем по договору о сотрудничестве с Центром пластической и микрохирургии — это материал, остающийся после операций. Пациента информируют, что его кожа может быть использована в научных целях.

— И что вы обнаружили в этих клетках?

— Мы наблюдали, что стволовые клетки кожи довольно легко превращаются в нервные стволовые клетки, которые, в свою очередь, производят нервные клетки.

Я хочу понять, как все это происходит и можно ли впоследствии использовать этот механизм для лечения, скажем, нейродегенеративных проблем старости (вроде синдрома Альцгеймера и др.) — лечения и восстановления центральной нервной системы.

Ученые уже научились обрабатывать взрослые клетки так, что они превращаются в подобие... эмбриональных — это так называемые индуцированные плурипатентные клетки, из которых можно получить любые ткани организма. Думаю, что перспективы самые фантастические!

Благодарим за организацию консультанта по общественным отношениям L'Oreal в Латвии Эстер Браке.

В этом году по четыре тысячи латов от L'Oreal получили...

Доктор биологических наук Уна Риекстиня — за исследование о влиянии стволовых клеток кожи на восстановление нервных клеток. Не исключено, что именно эта работа поможет нам избежать связанных с нервной системой проблем в старости.

Магистр естествознания Инесе Чакстиня — за работу о влиянии витамина А на механизмы развития сердца у эмбриона. Возможно, благодаря ее исследованию будущие мамочки смогут быть спокойнее за здоровье своих малышей.

Магистр химии Элина Паюсте — за исследование источников энергии будущего, получаемой от ядерного реактора. Не секрет, что природные источники энергии не сегодня завтра иссякнут, тогда в ход пойдут, к примеру, изотопы водорода, которые исследует Элина.
Я не против ГМО!

Уна Риекстиня также занимается проектом биобезопасности в Латвии — исследует отношение людей к новым технологиям: стволовым клеткам, генетически модифицированным организмам (ГМО) и др. Выяснилось, что люди очень слабо информированы по этим темам. Сама Уна не видит ничего страшного в питании продуктами, содержащими ГМО:

— Как биолог могу сказать, что мы едим гены каждый день. Информация, которой я владею, позволяет утверждать, что это безопасно.
Словарик

Стволовые клетки — это «родительницы» всех клеток нашего организма.

Стволовые клетки эмбриона универсальны, они способны производить любую ткань. Но без определенной обработки их нельзя внедрять во взрослую ткань — это может вызвать рак.

Взрослые стволовые клетки имеют более ограниченные возможности — они могут «породить» лишь от трех до пяти видов тканей. К примеру, стволовые клетки кожи могут превратиться в стволовые клетки нервной ткани, жировой ткани и костной ткани.

http://www.subbota.com

Related posts

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.