Анджелина Джоли – обнажать свои эмоции

Анджелина ДжолиКогда семь лет назад Анджелина Джоли в качестве посла доброй воли ООН приезжала в Москву, ее визит не вызвал особого ажиотажа, хотя к тому моменту она уже снялась в прокатном хите «Расхитительница гробниц».

На пресс-конференцию пришли всего два десятка журналистов. Сейчас Анджелина снова приезжает в Москву — всего через несколько дней. Эта новость, без сомнения, станет самой главной во всех отечественных СМИ. Конечно, Джоли снялась уже в десятке-другом кассовых фильмов, но своей мировой известностью она обязана прежде всего невероятной любовной истории с самым сексуальным мужчиной планеты — Брэдом Питтом.

Анджелина Джоли приезжает в Москву — это, пожалуй, главная новость лета для российских любителей кино. Кинозвезда прилетит к нам в конце июля на премьеру своего фильма «Солт», который обещает стать настоящим блокбастером. Погони, драки, уйма адреналина, запутанный сюжет — зрителя до самого конца будут держать в напряжении, обещая разгадку. Анджелина сыграла агента ЦРУ, которую ее же собственные коллеги подозревают в том, что она русская шпионка. Естественно, детали сюжета не разглашаются, и о том, окажется ли ее героиня русской в действительности, мы узнаем только на премьере.

Анджелина ДжолиСама актриса возлагает на фильм огромные надежды: ей хочется, чтобы он стал таким же успешным, как и картины про секретных агентов мужского пола. Анджелине всегда нравилось сниматься в экшен-фильмах, и она не раз со смехом признавалась, что не прочь сыграть Бонда или Борна. И вот наконец год назад ей подвернулся идеальный сценарий. Теперь «Солт» так и называют в шутку — «Борн на каблуках». Пикантность ситуации в том, что изначально этот сценарий был написан под актера-мужчину, и собирался в нем играть сам Том Круз. Однако продюсеры, прослышав об интересе Анджелины к сценарию, быстро переписали историю под нее. Всем уже давно известно: Анджелина всегда добивается того, чего хочет.

Разумеется, русским зрителям фильм «Солт» будет особенно интересен — и в связи с недавним шпионским скандалом, и в связи с возможностью пообсуждать, насколько достоверно актриса сыграла предположительно русскую девушку. Кадры со съемок еще в прошлом году просачивались в прессу и вовсю обсуждались. Блогеры высказывали мнение, что Анджелине идут светлые волосы, хотя в роли блондинки она выглядит непривычно. Многие обрушились на нее с критикой за серый наряд, отороченный мехом шиншиллы, — в нем Анджелина снималась в нескольких сценах. И не только из-за того, что всем стало жалко милых зверюшек, но и потому, что страдает логика сюжета. Ведь если тебя обвиняют в шпионаже в пользу России, разве ты станешь расхаживать по американскому городу в одежде, которая больше всего напоминает костюмы из фильма «Доктор Живаго»? Даже не самый умный человек в такой ситуации надел бы джинсы и бейсболку, что уж говорить о секретном агенте…

Анджелина ДжолиНе будем, однако, делать преждевременные выводы — стоит, наверное, сначала посмотреть фильм, и уже тогда можно будет обсудить и стройность сюжета, и мастерство художника по костюмам, и нюансы актерской игры.

В реальной жизни Анджелина выглядит безупречно: на интервью она приходит в открытом черном платье Salvatore Ferragamo, с декоративным узлом и в черных туфлях-лодочках; волосы у нее идеально гладкие и блестящие. Она сама элегантность и вдобавок лучезарно улыбается.

Как это у вас получается — быть матерью шестерых детей и при этом выглядеть сногсшибательно?

Я уже привыкла к разного рода мероприятиям — они ведь часть моей работы. Я спокойно воспринимаю подготовку к ним, обычно она занимает у меня не меньше двух часов. Мне всегда помогают замечательные люди — спасибо моему визажисту, парикмахеру и стилисту за то, что я потрясающе выгляжу на премьерах.

Наверняка это особое ощущение — знать, что тебя считают самой красивой женщиной в Голливуде?

Все дело в том, что я сейчас очень счастлива. Мне кажется, когда у тебя все гармонично внутри, это отражается и на том, что снаружи. Мне никогда не было так хорошо, как сейчас. У меня есть работа, которую я люблю, и замечательная семья. Мне очень повезло.

Расскажите немного о фильме «Солт». Говорят, вы давно искали своего Бонда или Борна, а теперь нашли.

Анджелина ДжолиНа самом деле Солт не похожа ни на того, ни на другого. Мы постарались сделать что-то свое, особенное, чтобы зритель не заскучал.

Ваша героиня Эвелин Солт похожа на вас?

Все мои героини чем-то похожи на меня. Ты взрослеешь и обнаруживаешь в себе самые разные стороны — порой такие, которых ты раньше в себе даже не предполагал.

Несмотря на то что Эвелин Солт вроде бы железная женщина, она очень любит своего мужа и собаку. Как вы считаете, в этом проявляется ее слабость?

Безусловно, это ее ахиллесова пята… Это самое уязвимое место любого человека — люди, которых он любит. Но без любви никак нельзя — это то, ради чего только и стоит жить.

Когда вы работаете над сложной ролью, вам приходится испытывать самые разные эмоции, в том числе и негативные. Вам удается освобождаться от них и не переносить их в реальную жизнь?

Анджелина ДжолиУ меня никогда не было с этим проблем. Я не та актриса, которая по несколько месяцев не выходит из роли. Если роль грузит, то я, наверное, просто больше смеюсь, потому что это хорошая разрядка, — через смех ты освобождаешься от всего негатива. На фильме «Солт» мы много веселились: ко мне приезжали дети, и мы играли со всякими штуками, которые они обожают, со всеми этими шпионскими примочками.

На съемках «Солт» вы работали с польским актером Даниэлем Ольбрыхским, который жил в эпоху холодной войны и много чего знает о разведчиках и шпионах. Вы многому у него научились?

Он очень крутой. Дэнни — замечательный, невероятный актер, и сниматься с ним — наслаждение. Меня не покидало ощущение, что я работаю с одним из лучших европейских актеров. Безусловно, я многому у него научилась. Он настолько реален в своей роли — ты веришь ему с первой секунды. По-моему, первая наша совместная сцена происходила в комнате допросов. Обычно, когда дубль заканчивается, ты начинаешь болтать с актерами о том о сем, пока не начнется следующий… А Дэнни, он так и остался в роли, и я была вынуждена сидеть с его персонажем в комнате допросов и не могла выйти. (Смеется.) Только потом я увидела его в столовой, и он оказался таким лапочкой! В нем есть потрясающая глубина и дисциплина — вся съемочная группа это почувствовала и подтянулась. Работа с ним просто незабываема.

Почти все сложные трюки в фильме вы исполнили сами. Это не первая ваша совместная работа с Саймоном Крэйном, координатором трюков. Он заставлял вас работать на пределе возможностей?

О, он постоянно меня к этому подталкивает. Всегда говорит мне: «Будь готова страдать!» (Смеется.) Саймон уже знает, что я люблю, и часто придумывает трюки специально для меня. Например, я обожаю высоту, и в этом фильме очень много трюков на высоте. Еще я люблю мотоциклы, и мотоциклы тоже используются. Но Саймон всегда настаивает на рукопашных схватках, снятых одним планом, а это очень трудно. Они должны быть отрепетированы и выполнены абсолютно точно.

Почему для вас так важно выполнять все трюки самостоятельно?

Мне нравится производить впечатление на людей, пусть даже это всего лишь съемочная группа. Я должна быть тем единственным человеком, который не упадет с огромного бревна… (Смеется.) Ты не можешь строить из себя крутышку, если у тебя ничего не получается. Поэтому нужно выкладываться на все сто процентов. И это самое трудное — когда роль требует от тебя именно физических подвигов. Но в этом смысле я в себе уверена, хотя в других — не совсем. Я, например, не ношу обтягивающую одежду. Я просто не такой человек.

Вы с Брэдом обсуждали роль Эвелин Солт? Он одобрил ваш выбор?

Да, он меня очень поддержал. Помню такую ситуацию. Я тогда только родила Вивьен и Нокса, сидела в ночной рубашке на кровати, чувствовала себя такой мягкой, женственной… Брэд присел рядом со мной, и я сказала: «Мне кажется, я нашла кое-что интересное. Это работа будет очень сложной в физическом плане, но для меня это будет очень полезно». На тот момент я не работала уже год — из-за беременности и родов. И Брэд ответил, что он полностью за, что, если я чувствую себя готовой, он поддержит меня на сто процентов. Брэд знает, что я люблю экшен-фильмы. Мы и встретились с ним на съемках именно такого кино... В свободное время мы тоже не любим сидеть на диване — то на мотоциклах катаемся, то еще что-нибудь… Всегда очень активно проводим время, дурачимся.

То есть в обычной жизни вы тоже любите приключения?

Конечно! Я пилотирую самолет. Пытаюсь, когда появляется свободное время, ездить в новые места, бывать в неизведанных уголках земли. Но самое главное мое приключение — это, конечно, дети.

Вы катаете их на мотоциклах?

Только на самолете. Но с мотоциклами они играют, сидят на них и делают вид, что едут. Еще они любят слушать звук отъезжающего мотоцикла.

Они радуются тому, что их мама делает всякие невероятные вещи в кино?

Смешно, это нам так кажется, что они должны мной восхищаться… Но для них я просто мама и по определению не могу быть крутой. (Смеется.)

Эвелин Солт — бесстрашная женщина, и вы всегда были такой. Но теперь вам надо думать о детях. Вы не стали из-за этого более осторожной?

Вы правы, мое бесстрашие даже до глупости иной раз доходило. У меня есть шрамы, которые это доказывают. Даже не знаю, откуда это во мне… Определенно, я уже давно подсела на адреналин: люблю откуда-нибудь выпрыгивать и куда-нибудь запрыгивать. (Смеется.) И все это меня не особенно пугает. Но, как и большинство людей, я больше всего на свете боюсь, что что-нибудь случится с моими близкими, с теми, кого я люблю, — вот мой самый большой страх. Это единственное, что не дает мне ночью заснуть. А в том, что касается моей личной безопасности, я не особенно… умна.

В недавнем интервью Vanity Fair вы говорили, что ваша дочь Шайло очень похожа на вас в детстве. А ведь вы были трудным подростком, и вас посещали мысли о самоубийстве… Как вам кажется, вы сможете сделать так, чтобы Шайло не пришлось через это пройти?

Я надеюсь, что смогу ей помочь. Мне думается, что подростки начинают испытывать ненависть к себе и ко всему миру только по той причине, что не знают, как им встроиться в эту жизнь, не чувствуют себя нужными. Отсюда и возникают все эти чувства и мысли. Когда я начала путешествовать в те части света, где люди страдали от голода, войн, мне стало стыдно — ведь мне так повезло в жизни, а я еще имею наглость печалиться! Довольно скоро я научилась получать наслаждение от жизни, видеть в ней разные возможности. И если я сумею воспитать своих детей так, чтобы они не были зациклены на себе и многое повидали в жизни, они не будут чувствовать себя запертыми в клетку.

В вашей жизни были сильные женщины, с которых вы могли брать пример?

Моя мама была очень сильной женщиной. Она шутила, что ее звали Marcheline, а надо было назвать ее Marshmallow (по англ. «зефир». — Прим. ОК!). Ей казалось, что она самый мягкий человек в мире. Она никогда не кричала, не ругалась… Но она была очень сильной внутри, у нее была такая вера и порядочность — ее невозможно было сломать. Мама была невероятным человеком, очень любящим и добрым, и ничто в мире не могло ее ожесточить. Она просто убивала себя на работе, чтобы у нас с братом был настоящий дом. А мой отец в это время получил «Оскар» и жил с другой женщиной. Именно поэтому, когда я получила «Оскар», я посвятила его маме.

Рана, которую оставил в вашей душе ее уход из жизни, когда-нибудь заживет?

Нет, никогда. Но вы знаете, один человек сказал мне очень хорошие слова: «Ты никогда не смиришься с ее смертью и не забудешь ее, но это и не нужно».

Что вас сейчас радует больше всего? Какие минуты в вашей теперешней жизни дороги вам?

Я обожаю приходить вечером домой и видеть Брэда, встречающего меня на пороге… Мы часто принимаем ванну вдвоем и спокойно говорим обо всем, что нас волнует.

Брэд — это Брэд, тут все понятно… А что вам больше всего нравится в вашем муже?

(Смеется.) Вы правильно заметили: Брэд — это Брэд. Он преданный, скромный и очень уравновешенный — гораздо спокойнее, чем я. Брэд очень нежный отец и мой лучший друг. Он полностью отдается всему, чему себя посвящает. Он научил меня быть более терпеливой и наслаждаться всем, что у нас есть. Благодаря ему я сильно изменилась. Главная, фундаментальная перемена состоит в том, что до встречи с ним я не хотела рожать детей. И еще он очень умный человек и настоящий мужчина во всем, что это слово подразумевает. (Широко улыбается.)

Вы считаете, он идеальный муж?

Идеальных мужей не бывает! Но Брэд прекрасный партнер, человек, которым я восхищаюсь, которым я горжусь. Он всегда думает о том, что лучше для меня и для наших детей.

У вас такая большая семья… Не возникает иногда желания побыть одной?

Анджелина ДжолиНу, я столько времени была одна… (Улыбается.) Я встретила замечательного человека, и мне не хочется проводить время без него.

Вы скучаете по Брэду и детям, когда приходится долго сниматься?

Мне повезло: на этом фильме я работала пять дней в неделю, а по выходным была свободна. И они часто навещали меня на съемках — приезжали, чтобы позавтракать со мной или пообедать. К тому же я работаю всего несколько недель в году — хорошая работа, правда? Некоторые фильмы снимаются восемь недель, другие четырнадцать, но не более того. А потом я снова дома. Брэд великолепный отец, и мне кажется, что это особенное время для него и для детей, когда они все вместе, без меня, и для их отношений это очень важно.

Недавно вы сделали новую татуировку. Татуировки — неотъемлемая часть вашего образа и личности, но они наверняка мешают вашей работе.

Я уже на 14 фильмах работаю с одним и тем же гримером: эта девушка — одна из моих ближайших подруг. Каждый раз, когда я делаю новую татуировку, она хочет меня убить. Но она очень хорошо их замазывает.

Вы комфортно себя ощущаете, снимаясь обнаженной?

Мне кажется, что гораздо страшнее обнажать свои эмоции. Я отношусь к «обнаженным» сценам так: если она важна для фильма, значит, ее надо сделать. Не вижу ничего особенного в раздевании перед камерой. Женская грудь — это женская грудь, она меня не шокирует. Что касается любовных сцен, возможно, это странно, но мне легко в них сниматься. Это же просто физиология: ты находишь то, что тебе нравится в другом человеке, и вы вместе получаете удовольствие. Это ничего не значит и остается там, где это произошло. Вот установить духовную связь гораздо сложнее.

А на ток-шоу вы любите появляться?

Люблю и в то же время не люблю. Иногда там много глупости, все шутят, придуриваются, тебе дают несколько минут, и надо быть просто смешной и милой, а не высказываться по существу. А мне нравится выражать свое мнение. Когда ты даешь интервью печатному изданию, твои слова часто правят, и потом они звучат не совсем так, как ты их произнес. Так что мне нравится возможность прямо высказать свои мысли, когда никто не может искажать твои слова.

Вам не бывает обидно, что люди больше интересуются вашей личной жизнью, нежели фильмами или благотворительной работой?

Я чувствую себя настоящим везунчиком: я снималась в тех фильмах, в которых хотела сниматься, и реакция на них была очень хорошей. Я не считаю, что людям неинтересна моя работа. Что касается моей личной жизни — да, о ней пишут и, наверное, будут писать, потому что я всегда честно говорю о себе и ничего не скрываю. Я буду падать лицом вниз на глазах у всех, но не стану этого стесняться. Буду совершать ошибки, испытывать боль, кому-то казаться странной… Но я живу и, как все, учусь жить. Просто я, в отличие от большинства, делаю это на глазах у всех. Ну что ж, это то, что приходит с известностью, и в этом, на мой взгляд, суть актерской профессии — делиться с людьми своими эмоциями, опытом…

Вы о чем-нибудь сожалеете — о сказанном, сделанном?

Ни о чем не жалею. Я несовершенна, и если все узнают о моих ошибках — это даже хорошо. Пусть и другие люди извлекут из них урок.

http://www.ok-magazine.ru

Related posts

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.