Украинка, которая в 40 лет покорила подиум Америки

Украинка, которая в 40 лет покорила подиум АмерикиЛуганчанка обогнала более трехсот 20-летних моделей, и теперь по ее фигуре будут шить модную одежду.

40-летняя Татьяна Родина из Луганска своей красотой покорила столицу американской моды. Она стала участницей популярного Super Bowl Runway Show в Нью-Йорке, обогнав многих 20-летних топ-моделей.

Судьба Татьяны Родиной — не только пример достижения личного успеха, но и очередной повод задуматься над тем, почему красивые, талантливые и предприимчивые покидают Украину.

Не будем гадать, что стало последней каплей, переполнившей чашу терпения луганчанки Татьяны Родиной. Эта украинская красавица со стратегическими параметрами 85-62-93, обладательница таких престижных наград и званий, как «Мисс Украина-94», «Мисс реклама-95», «Лицо Украины-96», «Вице-мисс мегаполис-97», «Вице-миссис мира-99» , «Мисс ар­тистичность-2003» и «Мисс Средиземноморье-2003», вполне успешно работала директором школы моделей «Королева». Но полтора года назад она свернула свой бизнес, сложила собст­венные успехи и славу в чемодан и умчалась за океан — судьбе навстречу.
Маловеры пророчили бизнес-леди бесславное возвращение в родные пенаты. Однако Татьяна довольно быстро освоилась на новом месте, более того — ей удалось стать киноакт­­рисой, пусть пока лишь второго плана.
Одних ее пример вдохновит на подвиги, другие сочтут поступок луганчанки с символической фамилией Родина непатриотичным. Но, может, стоит задуматься, почему талантливые и предприимчивые люди не видят дома перспективы и покидают Украину?

— Таня, ты периодически приезжаешь на родину, в Украину. Что рассказываешь родным и близким об Америке?

— Улетая в Нью-Йорк, я почему-то думала, что в моей жизни ничего не изменится: буду и там такой же звездой, как дома в Луганске, и все мне будет удаваться легко и просто. Но первые же шаги на новом месте остудили мой пыл: это не получилось, то не срослось... Иногда меня даже посещали панические мысли: Боже мой, что же я наделала?

Я вспоминала актеров, которые в СССР были знаменитыми и успешными, а эмигрировав, стали таксистами и официантами. Кстати, я через это тоже прошла, когда моя попытка открыть в Нью-Йорке школу моделей — все-таки дело знакомое! — провалилась. Работала и администратором в ресторане, и продавцом в русском магазине, сидела на рецепции в медицинском центре. Знаешь, что тяжелее всего? Сознавать, что дома ты была кем-то: тебя узнавали, просили автографы, с тобой фотографировались, — а там ты ноль. И постоянно нужно кому-то что-то доказывать, утверждать свои позиции...

— Видимо, доказывать приходилось прежде всего себе?

— В себе я уверена всегда. Но чужеземная среда никогда не бывает лояльна к людям пришлым, она сопротивляется им и испытывает их на прочность. Первым делом мне нужно было получить какой-то официальный статус в США, чтобы не оказаться в чужой стране в положении гастарбайтера-нелегала. Поверь, это не так-то просто. Мои знакомые, которые, прожив в Америке по два-три года, так и не смогли узаконить свой статус, утверждали, что и у меня ничего не выйдет. Поэтому все мои силы были брошены на то, чтобы обзавестись грин-картой. Удивительно, но факт: через четыре месяца я ее получила. Это было просто чудо.

— Представляю, как тебя окрылила первая победа!

— Я не предавалась эйфории, ведь главный вопрос: что дальше? Как и на что жить? Чем заниматься? Об этом думала бессонными ночами. Но у меня ни разу не возникло желания вернуться обратно.

Порой мне казалось, что передо мной глухая стена. Несмотря на весь мой немалый опыт, в американском модельном бизнесе я оказалась никому не нужна. Приходилось довольствоваться третьесортными предложениями — сниматься в каталогах, рекламе одежды, участвовать в перформансах. Это давало нерегулярный и незначительный заработок.

— Кто же надоумил тебя попытать счастья в кино?

— Поначалу у меня и мысли не было сниматься — из-за сильного акцента. Но вмешался, как это часто бывает, случай. Как-то мы с мужем смотрели кинокартину с Сальмой Хайек в главной роли. Я глядела во все глаза на экран, но не понимала ни слова из того, что она говорила, — у нее, оказывается, жуткий акцент. Тогда-то и мелькнула мысль: а почему бы и мне не попробовать?

Вышло так, что первая роль, на которую меня взяли, была со словами. Я к режиссеру: «Вы знаете, у меня акцент». — «А мне он очень нравится», — ответил тот. Пришлась ему по вкусу и моя игра. Получилось так, что в достаточно серьезный фильм я внесла элементы юмора. Дебют оказался обнадеживающим.

— А среди наших бывших со­отечест­венников в Нью-Йорке ты встречаешь таких, кто хотел бы вернуться обратно?

Ни одного! Людям, которые жалуются на Америку, я всегда говорю: «Какие проблемы? Самолеты в Киев летают каждый день! Покупайте билеты и возвращайтесь». Нет? Тогда это лицемеры. Наверное, они привыкли ничего не делать, поэтому им и здесь плохо, и там нехорошо.

— Америку захлестывают культуры многочисленных иммигрантов или есть определенный американский костяк?

— Америка к другим культурам относится очень уважительно, если только они не пропагандируют экстремизм, убийства, насилие, порно. Например, в центре Нью-Йорка разгуливает женщина в ковбойском костюме и с обнаженным торсом, прикрытым волосами, но полиция ее не задерживает. Ты вправе быть не похожим на других, если не насаждаешь свои взгляды окружающим.

— Но есть такое понятие, как янки...

— Это американцы во втором, третьем поколении. Вот у кого настоящий американский язык со специфическим произношением.

— Легко находишь с ними взаимопонимание?

— Их очень много в центральной части Америки, а в крупных городах живут преимущественно приезжие. Говорят, в мире нет такой нации, которая не была бы представлена хотя бы одним человеком в Нью-Йорке. Чтобы пообщаться с настоящими янки, надо ехать в глубинку, в эдакий Твин Пикс.

— Ты упомянула вымышленный город Твин Пикс, сериал о котором многие у нас смотрели запоем. Велика ли разница между кинематографическим образом Америки и реальностью?

— Мне постоянно кажется, что я очутилась не в реальной жизни, а в фильме. Так, квартиру, где сейчас живу, я миллион раз видела в голливудских картинах — просто это американский тип жилья. Узнаваемы улицы, здания, метро. Я постоянно нахожусь в ожидании какого-то чуда. Как бы трудно ни было, мне это нравится.

— Как тебе удалось пробиться в кино?

— Те, кто думает, что это легко, будут разочарованы. Хотя фильмов и сериалов в Штатах выпускается множество, актеров, желающих сниматься там, в сотни раз больше. Поэтому даже приглашение в массовку уже победа. Я считаю себя потрясающе везучей, потому что снимаюсь в различных сериалах почти каждый день.

— На съемочной площадке ты встречаешься со знаменитостями, которых в Украине видела лишь на экране?

— Один из последних сериалов, в котором я снималась, — «Подозреваемый» с Майклом Эмерсоном в главной роли. С этим актером связана интересная история. В 2008 году я прилетела в Нью-Йорк в гости к своей подруге. Как-то мы с ней гуляли по Манхэттену — вдруг из-за угла выходит Майкл, который на тот момент снимался в сериале «Остаться в живых» (в Луганске я пересмотрела все его части). Естественно, я бросилась к нему, скакала вокруг, как сумасшедшая, но сфотографироваться не смогла по причине отсутствия фотоаппарата. Потом еще долго ругала себя за то, что опрометчиво не взяла с собой камеру.

И вот прошло четыре года. Я несусь по Манхэттену, опаздывая на съемки, а мне навстречу идет... Майкл Эмерсон. «Не может быть», — подумала я. Оказалось, что в Нью-Йорке все возможно. На этот раз была во всеоружии — сфотографировалась с актером, пообщалась. Прежде чем мы разбежались в разные стороны, он спросил мое имя и обнял меня. Каково же было мое удивление, когда я увидела его на съемочной площадке и услышала: «Привет, Таня!».

— Это правда, что ты участвовала в съемках фильма Мартина Скорсезе и познакомилась там с Леонардо ДиКаприо?

— Да. Я играла эпизодическую роль. ДиКаприо присутствовал на съемках фрагментами. Доступ «к телу» был ограничен. Он постоянно между дублями куда-то удалялся, даже в туалет ходил с охраной. Но моя врожденная смелость и дух здорового авантюризма расплавят любые преграды. Так случилось и с ДиКаприо. Я воспользовалась моментом, когда мы были буквально в двух шагах друг от друга, и сделала ему комплимент. Таким образом умудрилась завязать разговор. Просто красавец! Мы помним его по роли в легендарном «Титанике», молодым парнем с глазами, растапливающими сердца девушек. Но Лео и сейчас, в неполные 40 лет, остался таким же. Как же мне было приятно, когда в нашем коротком диалоге актер искренне удивился тому, что мы с ним почти одногодки.

— То есть как человек он оказался вполне доступен?

— Не могу так сказать. Если честно, за такую самодеятельность меня могли просто выгнать со съемок и на этом моя карьера начинающей актрисы закончилась бы, но ДиКаприо сделал знак охране, что все в порядке. Он высокомерен, но это вполне оправданно. Можете себе представить, что было бы, если б ему пришлось общаться с каждым желающим.

[VR]«СЕЙЧАС КВАРТИРЫ В МАЙАМИ СТОЯТ ДЕШЕВЛЕ, ЧЕМ В ЛУГАНСКЕ»[/VR]

— Ты сказала, что у тебя есть своя квартира в США. Как тебе удалось в чужой стране так быстро купить собст­венное жилье?

— Не так и быстро. Квартиру я смогла взять в кредит только через полтора года. Все это реально при наличии денег. Сейчас квартиры в Майами стоят дешевле, чем в Луганске, — всего 40 тысяч долларов. То есть можно продать «двушку» в Луганске и купить в Майами, еще и деньги останутся. Конечно, в Нью-Йорке квартиры дороже. Но людям помогает кредит, как американцы говорят, «mortgage» (что в переводе с английского означает залог).

Первый банк, в который я обратилась за кредитом, мне отказал. Однако второй согласился помочь, так как у меня было достаточно серьезное движение денег на кредитной карточке. И что вы думаете? Через восемь месяцев служащие первого банка, который первоначально отказал в кредите, сами перезвонили мне и предложили лучшие условия, чем второй. Но я решила сесть на два стула сразу и сейчас пользуюсь услугами обоих банков. Хотя сейчас mortgage дают очень неохотно. В Америке тоже кризис.

— Ты говоришь, что тебе там тяжело. Чем вызваны твои главные трудности?

— Тем, что я не знаю английского досконально. Это очень ограничивает мои возможности и уменьшает шансы, создает дополнительные препятствия при получении роли. Хотя произношение тут не столь важно. Да, иногда, публикуя объявления о кастинге, специально пишут: «No acsent», но очень часто никаких проблем с этим не возникает. На кастинге нужно импровизировать. А как это делать, не зная в совершенстве языка?

У американцев очень много сленга. Поэтому я сейчас довольствуюсь ролями либо эпизодическими, либо такими, где никакой импровизации не нужно. В данный момент я снимаюсь в фильме «Lisistrata». В моей роли нужен четко заученный текст, потому что сценарист на этом настаивает.

Вторая проблема состоит в том, что здесь, в Украине, я много работала, но и могла позволить себе много путешествовать. В Америке мое время расписано буквально по минутам. У меня нет его даже на приготовление пищи. Я питаюсь готовой едой из русских магазинов. День — ночь, день — ночь, понедельник — пятница, понедельник — пятница. Время несется вскачь, мое расписание плотно наполнено. Чтобы в Америке чего-то достичь, нужно высоко прыг­нуть. Мне сейчас такой прыжок не под силу. Это, конечно, морально давит.

— Такой напряженный темп жизни порой чреват депрессиями. Как ты с ними борешься?

— Когда у меня портится настроение и  я впадаю в меланхолию, еду на какую-нибудь авеню в центре Манхэттена, где много народу. Выбираю столик возле окна в уютном кафе и рассматриваю людей. И само собой приходит осознание — я же в Нью-Йорке! А это центр Вселенной, лучший город мира. Я молодая, симпатичная, здоровая. Что еще нужно?

Для многих Манхэттен — это джунг­ли небоскребов и муравейник людей. Суета, нагромождение, которые напрягают, выхолащивают. А для меня это источник сил и вдохновения. Он меня за­ряжает.

— Возвращаясь периодически на родину, что ты видишь в глазах соотечест­венников — одобрение, осуждение, зависть?

— Близкие люди слушают рассказы об Америке с неподдельным, искренним интересом. Друзья за меня радуются. С проявлением злобы и зависти сталкиваюсь только в социальных сетях — в глаза мне гадостей не говорят.

— И что пишут в соцсетях? Что твоих недоброжелателей не уст­ра­и­вает?

— Пишут, что я набиваю себе цену и любуюсь собой. Хотя я просто выкладываю свои фото и делюсь впечатлениями. Недавно разместила свою фотографию с распущенными волосами, почти без макияжа. Друзья в комментариях `а один из случайных гостей странички написал: «Вам не надоели еще эти сопли? Сколько можно ей петь дифирамбы?». То есть в основном проявления злобы и зависти я наблюдаю на расстоянии.

— Таня, еще до твоего отъезда в Америку мы с тобой разговаривали. Помнишь, что ты ответила на мой вопрос о том, кем хотела стать в детстве?

— Конечно! Я с шести лет мечтала стать актрисой, с 13-ти — жить в Америке.

— По-моему, мечты сбываются.

— Да, но для этого нужна сила воли, упорство и еще раз упорство.

Украинка, которая в 40 лет покорила подиум Америки

Украинка, которая в 40 лет покорила подиум Америки

Украинка, которая в 40 лет покорила подиум Америки

http://www.bulvar.com.ua

 

Related posts

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.