Экстремальные каникулы Константина Эрнста

Экстремальные каникулы Константина Эрнста6 февраля Константину Эрнсту исполнилось 53 года.

Сегодня гендиректора «Первого» (6 февраля он отмечал очередной день рождения) невозможно представить себе без пиджака. Должность солидная: руководитель главного телеканала страны! Тем удивительнее видеть Константина Эрнста практически в чем мать родила.

О приятеле, который стал флагманом отечественного телевидения, рассказывает журналист Евгений Додолев, сейчас – ведущий авторской программы «Правда 24» (телеканал «Москва 24»), а в конце 80-х – соведущий «Взгляда». Их профессиональные пути давно разошлись, но воспоминания от этого общими быть не перестают.

– С Костей, которого в компании любовно называли Котей, меня познакомила Наташа, младшая сестра Макаревича, – Андрей жил в одном дворе с Эрнстом. А фотография сделана в августе 1988 года. Это было наше второе совместное лето в Никитском ботаническом саду. Прямо в заповеднике был расположен миниатюрный пансионат Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени Ленина (ВАСХНИЛ). Отец Кости, Лев Константинович Эрнст, был вторым человеком в академии и потому имел квоту, которую отдавал единственному сыну. А тот приглашал друзей. Ездили мы, по-моему, на всю смену – на 24 дня, всегда большой компанией. Здание было крошечным – один из трех этажей пансионата отводился под администрацию и столовку, на остальных двух размещались номера (по 7–8 на этаже, если не ошибаюсь).

Сейчас вспоминаю и удивляюсь, насколько мы были неприхотливы в бытовом плане! За красным бегали в сельмаг: 3–4 км в гору – как нечего делать. Бывало, вчетвером-впятером в одном номере жили. Никакой бытовой техники не было – ни телевизора, ни телефона в номерах, но комнаты были просторными и места хватало всем. Впрочем, тот же Андрей Макаревич не захотел ночевать с коллективом и ходил спать на пляж. А так даже парочки имели возможность, условно говоря, уединиться. Когда, к примеру, приехала Наталья Негода со своим бойфрендом Сережей Толстиковым, им отвели на балконе матрас. Тогда только вышла «Маленькая Вера», и Наташа была настоящей звездой, секс-символом Советского Союза! Академики, жившие в соседних номерах, были, по-моему, рады ее видеть (в отличие от их жен). А вот приезду Кости Кинчева с его женой Сашей Амановой и гитарой, наоборот,  не очень обрадовались: тот на нашем балконе всю ночь знакомил нас с новым репертуаром «Алисы». Ученые мужи не выспались и хотели устроить наутро скандал. Но Эрнст все уладил. Костя вообще решал любые проблемы. Он ведь приезжал в Никитский сад с младых ногтей, знал всех, а все знали и любили его.

Экстремальные каникулы Константина ЭрнстаДевушки с персиками.

На этой фотографии Костя готовится к прыжку в запрещенной зоне. Там даже местные не отваживались прыгать и смотрели на нас, как на сумасшедших. Внизу – масса подводных острых скал. Между ними было как бы окно размером, чтобы не соврать, метр на метр. Надо было точно войти, иначе... Несмотря на бурное детство в Марьиной роще, я лишь тогда, в Никитском, впервые понял, что выражение «дрожат поджилки» не просто фигура речи. Это реальное ощущение, когда ноги становятся ватными. Больше я таких ощущений никогда не испытывал. Главное, непонятно, зачем мы это делали! (Смеется.) Третий на фото – гомеопат, очень модный тогда, врачевал кинематографическую элиту Страны Советов. Я забыл его имя – с ним дружил Костя. Очень добродушный был парнишка.

В отличие от прыжков в воду, кража персиков мне действительно нравилась. Воровать их с охраняемой экспериментальной плантации, рискуя порвать джинсы или получить соленой дробью в мягкие ткани, было увлекательно. Учитывая статус Кости, ему, уверен, достаточно было намекнуть директору пансионата, что нам фруктов хочется, и их бы тут же целую корзину принесли. Но просить или покупать на рынке – это не прикольно. Украсть – другое дело. Это кураж. Драйв. Вот мы и лазили через забор, складывая плоды прямо в застиранные майки. Сейчас плоских персиков в каждом магазине полно, а в советское время это было диковинкой. Девчонок, с которыми мы ездили  знакомиться в Ялту (в пансионате в основном были только жены академиков…), мы «персами» впечатляли всегда!

Осенью 88-го я познакомил Костю с Сашей Любимовым. Они быстро сошлись, и на следующее лето Любимов тоже был с нами в Крыму. Надо сказать, что Александр Михайлович – человек очень резкий. Поэтому, когда к нашему столику в ресторане «Ялта» подходили желающие с Любимовым сфотографироваться, он достаточно четко давал понять, что он тут отдыхает. Однажды мы нарвались на людей, которые не настолько любили программу «Взгляд», чтобы стерпеть подобное обращение. Случился конфликт. В драке участвовали все трое. Серьезно нас тогда отделали, пришлось идти накладывать швы в медпункт.

Я всегда шучу, что Константин Львович – мое самое большое достижение на телевидении. В те годы, когда мы с ним активно общались, речи о ТВ-карьере вообще не шло. Эрнст, как и его отец, занимался биологией. Но по духу был богемной натурой и мечтал снимать кино. Львович бредил кинематографом и уже тогда очень хорошо в нем разбирался. Подозреваю, даже сейчас не оперативное управление каналом, а продюсирование кинопроектов и есть его любимое дело.

Машина с мигалкой и бандана с шортами несовместимы?

Если вы спросите меня, видел ли я в те далекие годы Эрнста руководителем телеканала (да еще и главного!), мог ли я себе его представить начальником, который будет нанимать (увольнять) людей, заниматься сеткой вещания, – нет! Нет абсолютно! Более того, когда он уже стал руководителем, у меня не укладывалось в голове, что человек, который приехал на «Кинотавр» в бандане и шортах цвета хаки, только что вылез из машины с мигалкой в сопровождении двух бойцов из ФСО. Он внешне оставался таким и годы спустя. Когда мы в 1999 году пересекались на сходках у Березовского и Бадри Патаркацишвили (бывшие владельцы ОРТ. – Ред.), Костя уже был матерым начальником, но все равно являлся на встречи в черных обтягивающих майках «Гуччи». Хотя даже «байкер» Сергей Леонидович Доренко приезжал на эти встречи в белой сорочке и галстуке…

Мы были уверены, что его сожрут.

О назначении Кости генпродюсером ОРТ я узнал в 1995 году от Сережи Шолохова (ведущий программы «Тихий дом»). Тот приехал с Каннского кинофестиваля, потрясенный этой новостью. Я, если честно, не поверил. «Дим, хочешь поржать? – спрашиваю Диброва. – Костя сказал Сереге, что его назначили руководителем ОРТ!» Дима: «Ну вообще! Как так можно?! Как он будет смотреть людям в глаза?!» Для всех нас Костя ведь был Матадором… И после этого – бум, официальное назначение. И мы такие: «Ни фига себе!» Гадали: и сколько он продержится? Месяц? Два? Даже ставки делали. Уверены были, что «творца» сожрут, что «режиссера» слушаться не будут... С той поры разговоры на тему «Эрнста сливают» я слышу постоянно. И когда-нибудь он, очевидно, уйдет, но, подозреваю, по собственному желанию.

http://www.sobesednik.ru/obshchestvo

 

Related posts

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.