Тарантино будет судиться с сайтом

Тарантино будет судиться с сайтомИзвестный американский режиссер Квентин Тарантино собирается судиться с компанией Gawker Media, опубликовавшей на своем сайте ссылки на сценарий к его новому фильму «Гнусная восьмерка».

Актер признался, что очень расстроен случившимся, ведь материал обнародовали сразу после того, как он дал его почитать всего нескольким близким людям.

- На этот раз они (компания Gawker Media) зашли слишком далеко. Вместо того, чтобы опубликовать новость об утечке сценария Тарантино, они пересекли черту и заявили о себе как о первом источнике, где можно прочитать сам сценарий, - говорится в иске, адресованном владельцам компании.

Тарантино требует по одному миллиону долларов с каждого ответчика и настаивает на том, чтобы Gawker убрал ссылку на сценарий фильма. В свою  очередь владельцы сайта отказались решить конфликт в досудебном порядке, сообщается на портале Gawker.

Между тем, по некоторой информации, режиссер уже объявил, что не будет работать над съемкой этого фильма.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Квентин Тарантино: «Когда состарюсь, перестану снимать и буду писать книги!»«У моего кино и раньше был привкус макарон»

- Никто не сомневался, что однажды вы снимете спагетти-вестерн (подвид вестернов, родившийся в Италии). Кажется, это было абсолютно неизбежно.

- Согласен! Я всегда хотел сделать вестерн, и он просто обязан был иметь привкус спагетти! У меня и вторая часть «Убить Билла» имела запах макарон! И особенно «Бесславные ублюдки»! Когда мы снимали первую сцену, мой редактор даже завопил: «Это будет твой первый спагетти-вестерн!»

Перед российской премьерой фильма «Джанго освобожденный» его создатель дал интервью кинообозревателю «КП» «У моего кино и раньше был привкус макарон»

- Никто не сомневался, что однажды вы снимете спагетти-вестерн (подвид вестернов, родившийся в Италии). Кажется, это было абсолютно неизбежно.

- Согласен! Я всегда хотел сделать вестерн, и он просто обязан был иметь привкус спагетти! У меня и вторая часть «Убить Билла» имела запах макарон! И особенно «Бесславные ублюдки»! Когда мы снимали первую сцену, мой редактор даже завопил: «Это будет твой первый спагетти-вестерн!»

- Почему источником вдохновения стал «Джанго» Серджо Корбуччи?

- Для меня Корбуччи - один из величайших режиссеров экшен-фильмов, когда-либо живших на Земле. И один из главных режиссеров вестернов, я бы даже не стал загонять его в гетто спагетти. Дело даже не только в его режиссерском своеобразии. Он, как и Серджо Леоне, начинал в качестве режиссера вспомогательной группы. Вот почему эти парни так потрясающе умели ставить драки. Но самое потрясающее в фильмах Корбуччи - это его пейзажи. Мало кто снимал пейзаж таким образом, что он полностью соответствовал жестокости, беспощадности его персонажей. Я обожаю дух Дикого Запада, который воссоздал Корбуччи. Рассказать историю в заданных им координатах, воссоздать сегодня мир этого режиссера с его сюрреализмом и изобилием насилия - задача ужасно интересная. По-моему, сюжет о черном парне, освобожденном перед самой Гражданской войной, как раз отвечает этому духу.

- Вы не смогли пройти мимо первого исполнителя роли Джанго, иконы спагетти-вестернов Франко Неро.

- Сначала речь шла о камео - эпизодическом появлении на экране, но в результате получилась симпатичная небольшая роль итальянского ­рабовладельца. Франко появляется в сцене, где мы знакомимся с персонажем Лео ДиКаприо. Конечно, я очень хотел, чтобы он участвовал в моей картине, но поначалу не мог написать для него ничего путного. Я даже стеснялся показывать ему сценарий... Это же Франко Неро! Надо сказать, что Франко полностью согласился с тем, что роль, которую я ему предложил, - полное дерьмо. «Слушай, Франко, ты все равно должен участвовать в моей картине! - сообщил я ему. - Доверься мне! Если я буду знать, что в моем распоряжении сам Франко Неро, когда он будет стоять перед моей камерой, тогда я уж что-нибудь придумаю!» - «Я посоветовался с Ванессой (Редгрейв - жена Франко Неро. - С. Т.), она сказала, что мы, пожалуй, поверим тебе», - ответил он мне через какое-то время.

- Голливуд редко обращается к теме рабства в Америке.

- А я всегда хотел снять об этом кино! Всегда мечтал, что другие режиссеры это сделают! Но поскольку охотников не нашлось, пришлось бросаться в омут самому! Моей целью было не просто продемонстрировать ужасы ­рабовладения и заставить вас его осудить. Я хотел, чтобы люди увидели, какое богатство сюжетов открывается перед ними! Сюжетов о героизме и трусости, предательстве, ненависти и любви. Сейчас часто говорят, что не осталось уже интересных историй. Вот целый клондайк историй, которые могут быть рассказаны с самых разных точек зрения. И до которых в Америке боялись дотрагиваться!

- Вторую картину подряд вы снимаете на «историческом» материале.

- Тема рабства очень многое для меня значит. Пожалуй, больше, чем любая другая. Она глубоко сидит в моей ДНК, в моем спинном мозге. Как и в случае с «Бесславными ублюдками», я довольно неплохо знаю этот исторический материал, иначе не стал бы снимать кино - ни о Второй мировой войне, ни о рабстве в Америке. Мне далеко за 40, и я много чего знаю из мировой истории - она страшно меня увлекает. Но когда я писал сценарии обеих картин, то ни разу даже не заглянул ни в какие книги. Не хотел, чтобы учебники связывали мне руки. Я задавал вопросы - и сам себе на них отвечал.

- Второй раз подряд, как и в «Бесславных ублюдках», вы снимаете в одной из главных ролей актера Кристофа Вальца.

- День, когда я его встретил, был для меня очень счастливым! Наше сотрудничество с Кристофом я назвал бы ­изысканным. Никто не может произносить мои диалоги так, как он. Он их просто поет! Ни у кого нет такого голоса, такой тональности, такой высоты звука. Сам опыт работы с ним для меня ­упоителен. Писать роль для Кристофа было для меня огромной радостью. Я понятия не имел, кто будет играть у меня Джанго, но кто блеснет в роли доктора Шульца, я знал наверное с самого начала.

- Можно ли сказать, что в «Джанго...», как и в «Бесславных ублюдках», вы продолжаете переписывать историю?

- Нет, все, что происходит в этом фильме, могло произойти и в реальности. То же самое я, в общем, могу сказать и о «Бесславных ублюдках». Кроме, конечно, кульминации с убийством Гитлера. Но Джанго ведь не убивает у меня генерала Ли!

«Люблю кровь по-японски»

- Почему вас так привлекает тема мести?

- «Джанго...» действительно отчасти рассказывает о мести. Эта часть картины способна доставить публике удовольствие: кто не захочет увидеть, как раб мстит злому хозяину? Не возбуждать это не может! Я бы и сам снял такой фильм лет 10 назад. Тем не менее в основе картины все-таки не история мести, а мотив спасения принцессы из замка дракона. Джанго должен спасти жизнь своей жены, Брумгильды, и увезти ее из худшего места на свете, ведь она - рабыня Лео ДиКаприо, а это худший человек на свете. Его плантации - худшее место для любого раба, это настоящий Освенцим! И Джанго отправляется в ад, чтобы вырвать оттуда свою Брумгильду. Ну, разве это не возбуждающе? Посмотрите на Кэрри Вашингтон, которая играет главную женскую роль. Она же вылитая принцесса в изгнании! А сюжет мести - это скорее сырье для любого жанрового повествования, причем не только в кино. Классический роман, греческая трагедия, шекспировские драмы - все пользовались этой схемой. И потом, в кинозале ничто не может вызвать более сильных эмоций, чем торжество угнетенного над угнетателем. Всякий раз, когда я вижу подобное, то испытываю катарсис. Большей радости для меня не существует - конечно, если кино сделано хорошо...

- Кровь в ваших картинах выглядит не так, как у других. Каков рецепт киношной крови от Тарантино?

- На всех своих фильмах, начиная с «Бешеных псов», я работаю с одной и той же компанией по производству спецэффектов. Во время работы над «Убить Билла» мы решили сгустить кровь. Я люблю кровь по-японски. Как в японском кино! Она там как краска. Ее можно на металл наносить, такая она яркая. А то, что используют в Голливуде, выглядит как клубничный сироп для блинов. Она нормально смотрится на одежде или когда ее отхаркивают изо рта, но на твердых поверхностях, на металле она похожа на клубничный сироп.

- Как вам удается сохранять вменяемость на волне того невероятного успеха, что сопутствует вам вот уже 20 лет?

- Оставаться скромным нетрудно. Думаю, люди неплохо относятся ко мне потому, что я на совесть выполняю свою работу. А работа - это то, что делает тебя скромным. Легко взять чей-то сценарий, приспособить его под себя, то да се. Я этим не занимаюсь. Я работаю с чистого листа. Да, я снискал большой успех с «Бесславными ублюдками», но сейчас передо мной снова белый лист бумаги, и работу нужно начинать заново. Когда я дописал сценарий «Джанго», я был им удовлетворен, но теперь нужно было его ставить, добиваться всего, чего я хочу, а в сутках всего 24 часа! Это труд! Он-то и позволяет сохранять вменяемость!

Тарантино будет судиться с сайтом
В «Джанго освобожденном» Тарантино сам сыграл небольшую роль. Его героя взрывают динамитом через несколько секунд после появления.
Фото: кадр из фильма.

- Что бывает, если кто-то критикует ваш сценарий, которым вы очень довольны?

- Ну, если в этой критике будет смысл, то я, может, и озадачусь на эту тему, но не факт, если честно.

- Вам знаком кризис среднего возраста?

- Нет, по-моему, мы не представлены.

- Но, кажется, вы стали более выдержаны в общении.

- Не сказал бы. Просто знаю, что, если пихну кого-нибудь, это будет стоить мне 30 тысяч долларов! Поэтому сейчас мне необходимо сначала подумать, насколько я на самом деле зол, - Тарантино смеется собственной шутке чуть дольше, чем она того заслуживает.

- Как долго вы собираетесь еще работать в кино?

- Не знаю, что будет дальше, но планов снимать кино до самой старости у меня нет. Я собираюсь остановиться где-то в районе шестидесяти.

- Это уже решено?

- Нет, не решено. Но таков план. Я не хочу быть престарелым режиссером, делающим престарелое кино и не замечающим того, что на его вечеринке уже никого не осталось. Я не хочу видеть в своей фильмографии картины, снятые уставшим человеком. Конечно, я могу передумать и снять кино в 62. Но я хочу покинуть ринг триумфатором! Хочу, чтобы мое кино снимал тот парень, которого вы сейчас видите перед собой. А не какая-то старая развалина. Когда я состарюсь - стану книжным червем. Буду писать книги про кино, романы. Может, даже детей заведу...

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Квентин ТАРАНТИНО родился 27 марта 1963 года в Ноксвилле, штат Теннесси. Отец - актер и музыкант Тони Тарантино - по национальности италоамериканец, мать Конни МакХью - наполовину ирландка, наполовину индианка-чероки. Не окончив средней школы, Квентин устроился продавцом в видеомагазин, где и прошел свои университеты. Там же начал писать сценарии - «Настоящий роман» и «Прирожденные убийцы», - которые были поставлены другими режиссерами после успеха его собственного дебюта - «Бешеные псы». В 1994 году его второй фильм, «Криминальное чтиво», был удостоен «Золотой пальмовой ветви» Каннского фестиваля и «Оскара» за лучший сценарий.

КСТАТИ

Итак, «Оскар», может быть, вручается...

Объявлены номинанты 85-го сезона самой престижной в мире кинопремии

«Лучший фильм»: «Линкольн», «Жизнь Пи», «Любовь», «Операция «Арго», «Звери дикого Юга», «Джанго освобожденный», «Отверженные», «Мой парень - псих», «Цель номер один».

«Лучший режиссер»: Михаэль Ханеке («Любовь»), Бен Зайтлин («Звери дикого Юга»), Энг Ли («Жизнь Пи»), Стивен Спилберг («Линкольн»), Дэвид О. Расселл («Мой парень - псих»).

«Лучший фильм на иностранном языке»: «Любовь» (Австрия), «Ведьма Войны» (Канада), «Нет» (Чили), «Королевский роман» (Дания), «Кон-Тики» (Норвегия). Российский «Белый тигр» в номинанты не попал.

«Лучшая женская роль»: Джессика Честейн («Цель номер один»), Дженнифер Лоуренс («Мой парень - псих»), Эмманюэль Рива («Любовь»), Наоми Уотс («Невозможное»), Кувенжане Уоллис («Звери дикого Юга»).

«Лучшая мужская роль»: Брэдли Купер («Мой парень - псих»), Дэниэл Дэй-Льюис («Линкольн»), Хью Джекман («Отверженные»), Хоакин Феникс («Мастер»), Дензел Вашингтон («Экипаж»).

«Лучшая роль второго плана»: Кристоф Вальц («Джанго освобожденный»), Роберт Де Ниро и Джеки Уивер («Мой парень - псих»), Алан Аркин («Операция «Арго»), Томми Ли Джонс и Салли Филд («Линкольн»), Филипп Сеймур Хоффман («Мастер»), Энн Хэтэуэй («Отверженные»), Хелен Хант («Суррогат»), Эми Адамс («Мастер»).

«Лучший оригинальный сценарий»: «Любовь», «Джанго освобожденный», «Экипаж», «Королевство полной Луны», «Цель номер один».

«Лучший мультфильм»: «Храбрая сердцем», «Франкенвинни», «Паранорман, или Как приручить зомби», «Пираты! Банда неудачников», «Ральф».

Кто станет победителем, мы узнаем 24 февраля, а пока можно просто посмотреть вышеперечисленные фильмы. Без опасения разочароваться.

Пять лучших фильмов:

«Бешеные псы»

«Криминальное чтиво»

«Джеки Браун»

«Убить Билла 1 - 2»

«Бесславные ублюдки»

http://www.kp.ru/daily

Related posts

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.