Поезжайте, дамы, в Африку страдать

Поезжайте, дамы, в Африку страдатьВ российский прокат выходит откровенная драма о секс-туризме австрийского режиссера Ульриха Зайдля "Рай: Любовь". Картина  участвовала в основном конкурсе недавнего Каннского кинофестиваля и одной из программ ММКФ.

Есть ли жизнь после климакса

Есть ли жизнь после климакса
Есть ли жизнь после климакса

Главная героиня фильма Тереза (Маргарете Тизель) – тучная 50-летняя дама, сдав бестолковую дочь-подростка родственнице на постой, отправляется на отдых в Кению. Уложив свое дряблое тело на шезлонг, Тереза пускается в обсуждение прелестей местного рая с подругой, приехавшей раньше и уже освоившейся в гостеприимной Африке. Та со знанием дела советует Терезе дополнить пакет all inclusive услугами интимного характера, в подробностях описывая достоинства местных бич-боев. "Акуна матата!" - и чернокожие атлеты, которые с утра до вечера толпятся на пляже, готовы не только всучить туристке грошовые сувениры, но и подарить неземную вечную любовь.

Поначалу Тереза уморительно смущается настойчивых африканцев: "Не надо, я вас боюсь!" - точь-в-точь Фрекен Бок из мультика о Карлсоне. Но вскоре оттаивает, и вот уже один, второй, а затем и третий любовник ублажает пожилую туристку в обшарпанных интерьерах своих лачуг. "Ты совсем не старая, мама, это по любви", - на ломаной смеси немецкого и английского уверяет ее кенийский ухажер, но тут же признается, что рад бы получить от нее хрустящих купюр, да побольше. Нет-нет, деньги нужны вовсе не ему, а больному отцу, сестре с детьми, брату, попавшему в аварию – нужное подчеркнуть.

Так героиня становится одной из sugar mamas – так называют европеек, которые содержат своих кенийских любовников и пытаются прожить вторую молодость, наслаждаясь их гибкими телами. Эта взаимная эксплуатация может продолжаться бесконечно, вот только чем чаще Тереза обращается с ними, как с кусками мяса, тем сильнее она чувствует одиночество и стыд, прекрасно понимая, что ни один искренний взгляд не купишь за деньги.

Вера, надежда, любовь

Вера, надежда, любовь
Вера, надежда, любовь

Ульрих Зайдль, начинавший свою карьеру с документалистики, в своих работах ("Импорт-экспорт", "Животная любовь") придерживается реалистической манеры съемки. На роли африканских хастлеров режиссер пригласил не профессиональных актеров, а настоящих кенийцев, имеющих опыт общения с "сахарными мамами". Почти все диалоги – импровизация.

Будто со стороны режиссер наблюдает за людским уродством – как моральным, так и физическим: в многочисленных постельных сценах Зайдль выставляет напоказ все морщины и жировые складки героини и беззастенчиво ставит их в контраст с животной красотой ее партнера. Но по-настоящему омерзительно вовсе не это, а те сцены, в которых демонстрируется отношение к человеку как к вещи. На экране и Тереза, и ее подруги, заказывающие в номер "живой подарок", и сами африканцы, относящиеся к любому белому человеку, как к дойной корове, переживают чудовищное унижение и на глазах у зрителя стремительно теряют человеческий облик.

"Рай: Любовь" открывает трилогию, которая, по задумке автора, объединит истории о женщинах из одной семьи, ищущих счастье в разных концах планеты. Во второй части "Рай: Вера", премьера которой пройдет совсем скоро в рамках основного конкурса Венецианского кинофестиваля, сестра Терезы окажется в монастыре. В третьем фильме под названием "Рай: Надежда" дочь героини отправится в специальный лагерь для подростков, страдающих избыточным весом.

http://www.ria.ru/

Related posts

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.